Интересный рассказ двух рыбаков.

Рыбаков частенько обвиняют в излишней выдумке. Такое иногда случается от счастливой эмоциональности. Кто сидел на льду в мороз, когда вокруг снежное безмолвие, а замерзшее солнце испуганно таращится из рыжей шубы, тот знает все радости и трудности зимней рыбалки. Тот испытал, какой колоссальный заряд жизненной энергии дарит человеку такое времяпровождение.


Но то, о чем я хочу рассказать, совершенно лишено прикрас, хотя очень необычно для неискушенного человека. В феврале, когда снежный покров достаточно велик, и весь бурелом остался глубоко под снегом, мы с другом на «Буранах» поехали торить дорогу на таежную речку с зимовальной ямой, между рыбаками прозванной Аквариумом. Преодолев 12 км таежного бездорожья с водными преградами, мы прибыли на место. Надо отметить, что нам повезло-не было наледи. Торить дорогу приходилось, отцепляя сани.

Зимовальной ямой называется не обязательно самое глубокое место на реке, скорее самое обеспеченное кислородом, и где рыбе не надо тратить много энергии на сопротивление течению. В таких местах запрещен промысловый лов рыбы, но при отсутствии запрещающих аншлагов любительская рыбалка разрешена с определенной нормой вылова.


Отмечу, что мороз стоял градусов на 30 с лишним. Но для нас это не было неожиданностью. Проверенный способ согреться – ледобур. Толщина льда -1,5 м. Пробурили лунки и за удочки.


Зимняя удочка, оснащенная леской 0,15 мм и двумя мормышками, с насадкой (дождевой червь). Спустили в воду. И только мормышки опустились ниже кромки льда – первая поклевка! Вот уже на льду два красавца -окуня. Новый спуск-новая поклевка с тем же результатом. И так восемь-десять раз. У напарника та же ситуация. Но вот первый порыв рыбацкой страсти прошел, и мы занялись костром. Береста у нас была в санях. На берегу много сушняка. В дровах недостатка не было. И вот уже на огне заурчал чайник. У костра не засиделись, нас манили лунки.


Так, как при первом подходе мы не смогли определить глубину водоема, то сменили удочки, – с леской 0,2 мм и крупной окуневой блесной для отвесного блеснения. Насадка та же. Результат тот же. Сразу подо льдом взял окунь 150-200 г. Лунку на морозе стало затягивать. Пошел за чайником. И тут у костра заметил вытаявшую клюкву. Собрал ее. Принес чайник к лунке и вылил в нее кипяток. Решил шутки ради насадить на крючок ягоду. Опустил удочку в воду. Поклевки не было. Блесна с клюквой опустилась на дно, я смог определить глубину. Она составляла 3 м. При отрыве от дна последовала поклевка, и вот на снегу затрепыхался порядочный окунь граммов на 350-400! Снова насадил клюкву, история повторилась! Мой друг побежал собирать клюкву. У него тоже пошли поклевки крупного окуня. Вот не ожидали мы, что на этой зимовальной яме крупный окунь такой лакомка! Так мы и рыбачили довольно долго, убегая со льда в поисках ягод и за чайником, чтобы залить кипяток в замерзающую лунку.


Потом мы снова попробовали ловить на червя. Стал клевать мелкий окунь, как и было вначале. Но нас это теперь не устраивало.


Мы пробурили еще несколько лунок на удалении 10-15 м. Но результат везде был одинаков. На червя ловился окунь на 150-200 г подо льдом. На клюкву – 350-400 г у дна. Вот так было по факту, а объяснения этому мы не нашли. Предположительно, мелкий окунь пугался, крупный клевал у дна, в более темном месте.


Внешний вид этого речного окуня вызывал восторг. Он был светло-зеленоватый с темными поперечными полосами и ярко-красными плавниками. Типичный представитель речного окуня. Природа распорядилась так, что большинство выловленной рыбы было с икрой.


Рыбаками используется такой прием. Выловленную рыбу можно оглушить, чтобы она уснула. При этом окунь поднимает плавники, и объем выловленной рыбы увеличивается в 1,5-2 раза. В случае улова объемом полмешка, такая рыба занимает объем целого мешка. Вот тут уже раздолье для рыбацких рассказов и преувеличений.


К вечеру мороз усилился, и мы отправились на ночлег в охотничью избушку, которая находилась в километре в верх по ручью, в кедровой гриве. Сезон охоты закончился, и хозяин ее уже уехал домой. Но такие избушки открыты для всех. В них всегда можно найти сухие дрова, бересту, соль, спички, сигареты. Каждый, воспользовавшийся уютом такого ночлега, оставляет после себя тоже все необходимое. Таков таежный закон. Топили буржуйку по очереди, потому что она хоть и нагревается быстро, но и остывает не менее быстро.


Мы запланировали на следующий день проверить ближайшие озера. Уснули быстро, просмотрев перед сном с закрытыми глазами мелькание кивков, окуней и… клюквы!


На второй день отправились на «Буране» обследовать близлежащие материковые озера. Но тут нам повезло меньше. В лучшем случае мы доставали со дна пучеглазых черных окуньков величиной с мизинец! Спросив у них, сколько же им лет, мы отправляли их обратно в воду. Чаще из воды извлекался пучок водорослей. Результат не менялся ни с переменой места на водоеме, ни со сменой водоема, не зависел ни от снасти, ни от насадки. Проверяемые озера были очень хороши. Но извлекаемые из воды водоросли источали неприятный запах. Из чего можно заключить, что гниение водорослей в этот период и в дальнейшем всю весну до схода льда отбивает у крупной рыбы аппетит. Проверив таким образом пять водоемов, мы оставили эту затею.


Следующую ночь мы провели в базовой избе вертолетчиков на большом озере с разнообразной рыбой (чебак, окунь, щука). Но погода брала свое, давление росло, поклевок было мало. Поймали несколько чебаков. Такая рыбалка не доставила нам удовольствия. Из-за отсутствия живцов и сильного мороза жерлицы не ставили.


На третий день наш путь лежал на запад, где находилась система из 20-30 озер.


Мы проверили более 10 озер с отрицательным результатом. Они оказались промороженными до самого дна. Приходилось менять ножи у ледобуров, потому что они быстро тупились. И, наконец, на одном из озер второго десятка нас обрадовал клев окуня. Озеро было торфяное, окунь здесь клевал черный, как головешка. Особенно непривычно и мрачновато он выглядел на белом снегу. Ловился на червя. Клев был настолько активный, что рыба не позволяла достичь насадкой дна. Количество выловленных самцов и самок было примерно одинаковым. Открыв для себя это безымянное озеро, мы назвали его Черным. Уникальность его в том, что оно являлось зимовальным, куда собралась рыба со всех близлежащих озер. Но попытка поймать здесь рыбу на клюкву результата не принесла. Окунь бил по блесне, сбивал ягоду, но не клевал.


Так прошел третий день наших рыбацких поисков.
Уже выбравшись из тайги, попав в цивилизованные условия, мы узнали, что температура воздуха в эти трое суток временами опускалась до минус 45 градусов.


В дальнейшей рыбацкой практике попытка использовать клюкву в качестве насадки для ловли окуня ни в таежных районах Тюменской области, ни в Северном Казахстане не дала положительных результатов. Случай оказался действительно уникальным.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *